23 февраля. А по какому поводу, собственно, праздник?

Как это ни странно, но оказалось, что история праздника довольно запутанная и неоднозначная. Похоже, что сама дата,  23 февраля, случайна и обоснована гораздо позже, ни кем иным как самим товарищем Сталиным. 
Итак, по порядку.

Немого истории
 



Днем основания Рабоче-крестьянской Красной Армии является 28 января 1918 года, когда Совет Народных Комиссаров издал соответствующий декрет. В это время Советская Россия находится в состоянии перемирия с Четверным союзом (напомню, уже 4-й год идет первая мировая война). Войска измучены, голодны, плохо вооружены, деморализованы.
 
18 февраля того же года немецкие войска прекращают перемирие и возобновляют наступление. Надежды большевиков на красную армию не оправдались, и уже 25 февраля Ленин в статье “Тяжелый, но необходимый урок” пишет: “Мучительно-позорные сообщения об отказе полков сохранять позиции, об отказе защищать даже нарвскую линию, о невыполнении приказа уничтожить все и вся при отступлении; не говорим уже о бегстве, хаосе, безрукости, беспомощности, разгильдяйстве (…) В Советской республике нет армии.” При отступлении уничтожить все и вся! Каково! И ни о каком отпоре немецким войскам под Псковом и Нарвой, который стал идеологической причиной празднования этой даты после 1938 года, речи не идет! 

 


3 марта 1918 года был подписан Брестский мир полностью на условиях Германии.
 
Через год, в 1919 году председатель Высшей военной инспекции РККА Николай Подвойский направляет во ВЦИК предложение отпраздновать годовщину Красной Армии 28 января. Его просьба приходит с опозданием, только 23 января. Очевидно, что подготовить проведение праздника по всей стране за 5 дней невозможно, и Президиум Моссовета постановляет провести 23 февраля (это оказался просто ближайший выходной, к которому можно было успеть подготовить праздник) праздник в ознаменование годовщины создания Рабоче-Крестьянской Красной Армии и совместить его с Днем Красного Подарка (это своеобразная акция по сбору средств на подарки красноармейцам). 
Вот, откуда взялась эта дата, и очевидно она была случайной, а на ближайшие несколько лет о праздника вообще забыли. Вспомнили о нем только в 22-ом году, а в 1923 году пятилетие РККА праздновалось уже широко и, опять-таки, почему-то 23 февраля. 
 
Эта дата так и оставалась непонятной и лишенной всякого обоснования, и лишь в 1938 году И.В. Сталин лично изобрел миф для идеологического обоснования даты праздника:  «Под Нарвой и Псковом немецким оккупантам был дан решительный отпор. Их продвижение на революционный Петроград было приостановлено. День отпора войскам германского империализма стал днем юбилея молодой Красной Армии». Однако, исторические документы говорят о том, что никакого решительного отпора не было,  было массовое отступление и повальное разгильдяйство. 
А вот, что действительно было в этот день, так это воззвание СНК “Социалистическое отечество в опасности” и воззвание Военного главнокомандующего Н.Крыленко, оканчивающееся словами “Все к оружию”. И воззвания эти появились потому, что положение Петрограда оказалось действительно критическим и существовала действительно реальная опасность для ленинского правительства, особенно учитывая что многие горожане ждали немецкой армии, как спасения от большевиков.

 
 
 
А еще 23 февраля состоялось то самое, историческое заседание ЦК РСДРП(б), где Ленин склонил членов ЦК принять тот самый германский ультиматум, подписанный в Брест-Литовске. Ленин угрожал в случае неподписания мира и продолжения ведения войны подать в отставку, он утверждал, что необходимо любой ценой сохранить возникший островок пролетарской власти. И, надо отдать Владимиру Ильичу должное, советская власть существовать не перестала, она просуществовала еще очень долго.
 

Так что же все-таки празднуем?


Почему товарищ Сталин не менял дня празднования и “упрочил” статус праздника победным мифом, более или менее понятно, но совершенно не понятно, почему в нынешней России эту, сомнительную по многим причинам дату, продолжают называть Днем защитника отечества. Упразднило же наше правительство дату 7 ноября! И соответствующие предложения по поводу Дня Защитника отечества в Думу вносились. Но нет, мы продолжаем праздновать этот праздник 23 февраля, в день когда назвать защитником отечества можно, пожалуй, товарища Ленина, защищавшего свое отечество — островок советской власти — путем признания Красной Армии побежденной, и соответственно, защиту государства военными, несостоявшейся.
 
Так что же мы все-таки празднуем? Нет, я не говорю о, так сказать, фольклорной стороне дела — в народе это просто день мужчин и пап (говорят, правда, что и женщин-военнослужащих в этот деть поздравляют), мы так привыкли еще со времен Советского Союза. 

 
 
Я говорю о государственном празднике. Все вышеописанное плохо вяжется с тем пафосом, с которым у нас принято относиться к военным достижениям прошлых лет. У Черчилля есть такая фраза: “Больше всего русские восхищаются силой, и нет ничего, к чему бы они питали меньше уважения, чем к военной слабости.” И почему-то трудно ему возразить даже сейчас. Но тем не менее эта странная дата, ставшая с легкой руки думских депутатов в 2002 году еще и выходным, остается нашим общегосударственным праздником. Удивительно! Что-то происходит с идеологией нашего государства или просто традиционное национальное попустительство?

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Комментировать при помощи: