Как выбрать игрушку для ребенка или немного о проблемах общества потребления

Да, были люди в наше время,

Не то, что нынешнее племя:

Богатыри — не вы!

 

Есть мнение, что современный человек, живущий в постиндустриальном обществе, только и делает, что выбирает. Процесс выбора заменяет нам, собственно, и возможность действовать, и жизнь, как таковую.

Видимо, так было не всегда, да и выбор раньше был другим. 

В.М.Васнецов Витязь на рвспутье
Вспомним русского богатыря, стоящего на распутье: направо пойдешь — коня потеряешь, себя спасешь; налево пойдешь — себя потеряешь, коня спасешь; прямо пойдешь — и себя и коня потеряешь. Интересно, что в старых русских сказках ни один камень не обещает богатырю, что выбрав определенное направление, он приобретет нечто по суперцене, обладающее суперкачеством, способное удовлетворить все потребности нормального воина и сделать жизнь его навеки счастливой. Напротив, надпись на камне довольно доходчиво дает понять: что бы ни выбрал герой, он обязательно потеряет что-либо очень ценное. А дальше происходит нечто совсем непонятное с точки зрения современного человека: богатырь идет… прямо. Все или ничего. Интересно, какие соображения у него были на этот счет, ведь трудно представить, что человеку все равно, куда идти, особенно учитывая перечисленные перспективы:)

 

Очевидно, что герой общества потребления выбирает иначе. Современный камень предлагает совсем другие варианты: потери нынче вообще не в моде, нам предлагается только приобретать, причем не абы что, а самое лучшее. 

Мы ежедневно сталкиваемся с обещаниями сделать нас счастливыми, красивыми и успешными посредством гаджета последнего поколения, детские машины электромобили, 70% стоимости которой составляет бренд, суперкомфортного жилья, волшебного крема и лекарств, претендующих на звание панацеи и т.д. Нынче не модно лежать на печи 33 года, а потом по вдохновению встать и идти крушить врагов. Сегодня надо быть успешным и благополучным уже… да чем раньше — тем лучше!

 

Еще не так давно, до 1917 года, общество в нашей стране было сословным. Принадлежность к сословию передавалась по наследству, традиции менялись очень медленно, а сословные привычки и предпочтения были довольно устойчивыми.  Например, Владимир Алексеевич Гиляровский — “король репортеров” в своем бестселлере:) “Москва и москвичи” пишет, что все банщики Москвы шили и чинили обувь у одного единственного сапожника.


Это был своего рода знак профессиональной принадлежности. Так же и московские извозчики грелись и питались лишь в трех трактирах. И никому и в голову не приходило идти в трактир, где собирались студенты, приказчики или купцы. Выбора не было, точнее он был заранее определен традициями, так делали отцы и деды, и похоже, никто от этого не страдал.

 

В советский период нашей истории ситуация поменялась: сословные различия стали менее заметны, границы сословий размылись, народ стал “свободным”, но возникла проблема дефицита, когда не до выбора: берешь то, что есть. Форма советских школьников 1949 год
И ходили все советские дети в одинаковой школьной форме, читали довольно ограниченный круг детской литературы (мне вот, например, не посчастливилось в детстве познакомиться с творчеством замечательной Юнны Петровны Мориц, а мои подруги слыхать не слыхали про Эмиля из Леннеберги — ну не достали наши родители этих книг:)), и смотрели только те мультфильмы, которые показывались по телевидению. Показывали мультики редко, но это было целое событие, обсуждаемое не хуже футбола:) 

 

Немного теориии 

А сегодня нам есть из чего выбрать. Выбор для нас так важен, что существует целая теория принятия решений, согласно которой выбор можно сделать тремя способами: случайным, волевым или критериальным. 

 

Случайный — это выбор необъяснимый, независящий от условий ситуации: сыграли в орлянку — и была ни была. 

 

Волевой или волюнтаристский выбор основывается на индивидуальных предпочтениях и зависит от личности ЛПР (так в теории называется человек, который выбирает — Лицо Принимающее Решение). “Я так хочу, и все тут” — наверное, лучший пример здесь — дети. 

 

И третий, наиболее почитаемый сегодня способ выбрать  - критериальный. При этом способе выбор осуществляется обоснованно, причем обоснования логичны и понятны не только Вам, но и другим людям. И здесь выбор начинает выступать как поступок, целью которого является достижение определенного блага. 

 

Благо… что же это такое в современном мире? Кто определяет, кто знает, что для меня благо?

И если еще 100 лет назад благо было определено сословием и соответствующими традициями, то сегодня в роли законодателя блага выступают телевизор, интернет, всевозможные газеты и журналы и, отчасти, наука. Знают сегодня наука и массмедиа, а не отцы-деды или духовные наставники. Существует огромное количество экспертов (врачи, психологи, физиологи, педагоги и т.д.), обладающих научными знаниями, и казалось бы, способных сориентировать.   Но, как это ни забавно, ориентиры экспертов зачастую не просто неоднозначны, но противоположны: возьмите хотя бы тему здорового питания и получите несколько противоречащих друг другу диет.

 

Забавно, что когда “железный занавес” рухнул, и к нам, как свежий весенний ветер, ворвалась рыночная экономика, подавляющее большинство перестало верить в “отечественного производителя” и с огромным энтузиазмом стало потреблять заморские товары. Чуть позже нам сообщили, что не все заграничные производители добросовестны и могут использовать некачественное сырье, сомнительные технологии и прочее. Тогда многие стали выбирать товар, внимательно относясь к производителю и оценивая его благонадежность. Интересно, что производителя можно выбирать как-то еще: вино из Бордо, платок из Павловского Посада, суздальский сбитень выбираются, наверное, по-другому. Тут нас привлекают, наверное, традиции, имя, история и самобытность производства.
 

Опять же, не так давно появился в нашем обиходе термин “успешный” (заметьте, успешный математик — это не совсем то же самое, что, например, гениальный или хороший специалист — это я к тому, что термин, действительно, новый), и тогда же стало модно развивать детей (в советское время, как мне помнится, о раннем развитии и речи не было. Помню слова “начитанный”, “одаренный”, “подающий надежды” и т.д.) Соответственно, на детские товары тоже пришлось взглянуть под другим углом, свежим, так сказать, взглядом.

Еще чуть позже в некоторых кругах стало модным говорить, что современный мир перенасыщен вещами “идентичными натуральным”. Это негативно сказывается на здоровье, вкусе, качестве жизни и, наверное, чем-то еще. И тогда мы вдруг поняли, что при выборе можно еще ориентироваться на то, из чего нечто сделано. 

 

И так далее и тому подобное: есть еще ГМО, парабены, забота об окружающей среде, соответствие школьной программе, последнему писку моды, слову в науке и технике… продолжите ряд на свое усмотрение:)

Так вот, критериев очень много, но самое интересное, что множатся они не хуже самих товаров. Похоже, у нас перепроизводство не только товаров, но и критериев выбора. Выбирай — не хочу! Вот интересно, а что появляется сначала: товар, или критерий выбора. Ответ, казалось бы, очевиден, но не будем торопиться. “Развивающий коврик” — скорее, следствие теории раннего развития. “100% натуральное молоко”, очевидно, следствие моды на натуральные продукты. Когда-то молоко не было 100% натуральным: оно было утренней или вечерней дойки, парным или вчерашним.
Натуральным молоко стало для нас только тогда, когда мы узнали, что бывает и какое-то другое.

Современная наука производит все больше знаний, человек получает все больше возможностей их потреблять, ориентироваться в мире товаров становится все увлекательнее:)

 

 

К вопросу выбора игрушек

А теперь вспомним, о выборе чего мы собирались поговорить: игрушка. Что такое игрушка? Ответ, который напрашивается сам собой — вещь, не имеющая практического применения и сопровождающая детство. Думая о маленьких детях, можно было бы поспорить о том, что игрушки не имеют практического применения. Малыши часто играют в “настоящие” вещи, но играя, используют их не по прямому назначению, а по-своему, а значит — ценность игрушки не в практическом применении, а в чем-то  еще.

Фрейд заметил, что маленькие дети начинают играть в момент исчезновения матери, научаются обходиться с нехваткой посредством игры (см. статью).
З.Фрейд
И здесь игрушка — это такая “штука”, которая помогает ответить на пустоту, оставшуюся от матери после ее ухода. 

 

А, вот  дети постарше в игре воспроизводят поведение взрослых, и для этих игр требуются игрушечные копии “настоящих штук”, которыми интересуются взрослые. 

 

Еще всего сто лет назад вопроса, какие игрушки выбрать, не стояло. Игрушки делались в основном из подручных материалов (дерево, трава и солома, ветошь и т.д.) самими родителями или другими близкими людьми, а по большим праздникам покупались на ярмарках, но и тут выбор был крайне ограничен.  Копия была довольно условной, делалась легко и быстро, быстро приходила в негодность и с легкостью заменялась новой.

Исключение составляли лишь игрушки детей богатой знати и купечества, которые выполнялись лучшими мастерами своего дела: кукольниками, швеями, сапожниками. Посуду делали в тех же мастерских, что и настоящую, но это случаи редкие, индивидуальные. В любом случае, заводов, специализировавшихся на производстве игрушек, не было. Впервые массово производить игрушки начали в США в середине XIX в.

 

Теперь же рынок наводнен вещами, претендующими на роль мама-заменителя или симулякра взрослой реальности. Современному родителю приходится выбирать не только кучу взрослых вещей и событий для себя, но и подчас такую же кучу “предметов игрового назначения” для своих чад. Причем, многие родители хотят не просто выбрать игрушку своему ребенку, а сделать это обоснованно, или, как было сказано выше — критериально. И тут критериев может быть огромное количество: игрушки выбирают по цене, по возрасту, исходя из пола ребенка, из эстетических соображений. Кроме того, многие родители думают, как выбрать безопасные игрушки для ребенка, и о моральных аспектах игрушки (сегодня есть родители, считающие игрушки, копирующие оружие или пупсов, имеющих первичные половые признаки, недопустимыми). Не последними сегодня являются такие критерии, как натуральные материалы и развивающий потенциал.

 

Наверняка, всерьез задавшись вопросом, как выбрать игрушку для ребенка, мы  найдем еще множество признаков, по которым можно это сделать. О широком разнообразии критериев говорилось выше. Но интересно, что, если верить Яндекс. Директ, то 122 человека в месяц спрашивают: “как правильно выбрать игрушку?” Видимо, это те люди, которые только ступили на увлекательный путь родительского выбора. Им еще только предстоит познакомиться с обширной информацией по этому вопросу (надеюсь, уважаемый читатель простит мне иронию).

 

Интересно, а кто мог подсказать богатырю, куда идти “правильно”? Никто, он был один на распутье. А мы, судя по всему, одни не бываем. Мы не просто постоянно заняты выбором, но еще привлекаем к этому огромный объем знаний и хотим выбрать так, чтобы те эксперты, которые «знают как надо” остались довольны:) 
 

И вот стоит современный герой общества потребления посреди бесконечно множащихся тропинок и выбирает, выбирает, выбирает, подстрекаемый чудищем по имени “общественное мнение”. И очень хочется пожелать ему… нет, нам всем удачи! Ведь судьба наша неоднозначна, как знать, может, богатырю-то жилось веселее:)?

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Комментировать при помощи: