Игры из книг. Часть 2

Продолжаем путешествовать по литературе в поиске идей для детских и семейных игр. В каком-то смысле это будет ностальгия по дворовым играм, по играм в тёплом кругу друзей. Хорошо бы вернуть это прекрасное время. Ведь частенько игры элементарно придумываются в приятной компании.
Приглашаем и вас присоединиться к этому увлекательному занятию. Пишите в комментариях о ваших находках. 

 
«Игра в красавицу» Юрий Яковлев
  «Когда она выходила на середину круга, по правилам игры, мы начинали «любоваться» — каждый из нас пускал в ход вычитанные в книгах слова.- У нее лебединая шея, - говорил один.- Не лебединая, а лебяжья, - поправлял другой и подхватывал: - У нее коралловые губы. Нам самим начинало казаться, что у нее все лебяжье, коралловое, жемчужное. И красивее нашей Нинки нет.Когда запас нашего красноречия иссякал, Нинка принималась что-нибудь рассказывать.- Вчера я купалась в теплом море, - говорила Нинка, поеживаясь от холодного осеннего ветра. - Поздно вечером в темноте море светилось. И я светилась. Я была рыбой...»

 
«Маттиас и его друг Пелле» Барбру Линдгрен
   "Завернувшись в одеяло, он катался там взад-вперед по полу — играл в «голубцы». Пол при этом был сковородкой, а «голубцом», ясное дело, он сам."

 
 
«Белеет парус одинокий» Валентин Катаев
  «Наконец, Гаврик добывал деньги игрой в ушки. Эта игра только что вошла в моду. Ею увлекались не только дети, но и взрослые. Ушками назывались форменные пуговицы различных ведомств, со вбитыми внутрь петельками.
В общих чертах игра состояла в том, что игроки ставили чашечки ушек в кон, а затем по очереди били по ним специальной ушкой-битой, стараясь их перевернуть орлом вверх. Каждая перевернутая таким образом ушка считалась выигранной.
Игра в ушки не была труднее или интереснее других уличных игр, но в ней заключалась особая, дьявольская прелесть: ушки стоили денег. Их всегда можно было купить и продать. Они котировались по особому курсу на уличной бирже.»

 
«Уроки французского» Валентин Распутин, «Кортик» Анатолий Рыбаков
   Популярная в советское послевоенное время игра пристенок или чика: «Рaзобрaться в игре ничего не стоило. Кaждый выклaдывaл нa кон по десять копеек, стопку монет решкaми вверх опускaли нa площaдку, огрaниченную жирной чертой метрaх в двух от кaссы, a с другой стороны, от вaлунa, вросшего в землю и служившего упором для передней ноги, бросaли круглую кaменную шaйбу. Бросaть ее нaдо было с тем рaсчетом, чтобы онa кaк можно ближе подкaтилaсь к черте, но не вышлa зa нее, — тогдa ты получaл прaво первым рaзбивaть кaссу. Били всё той же шaйбой, стaрaясь перевернуть. монеты нa орлa. Перевернул — твоя, бей дaльше, нет — отдaй это прaво следующему. Но вaжней всего считaлось еще при броске нaкрыть шaйбой монеты, и если хоть однa из них окaзывaлaсь нa орле, вся кaссa без рaзговоров переходилa в твой кaрмaн, и игрa нaчинaлaсь сновa.»

 
«Детство Чика» Фазиль Искандер
   «Не будем скрывать. Чик играл в деньги. Как хороший дворянин, он почти всегда был в проигрыше. Чик слишком сильно волновался и от этого проигрывал. Он очень хотел выиграть и от этого очень волновался. А оттого, что очень волновался, он проигрывал. А оттого, что проигрывал, он еще сильнее хотел выиграть. А оттого, что еще сильнее хотел выиграть, он еще сильнее волновался и тем вернее проигрывал.В те времена играли в «накидку», или, как чаще говорили, в «расшибаловку». С некоторого расстояния бросались тяжелые царские пятаки, и чей пятак падал ближе к серебристому столбику монет, тот и разбивал его.»

 
 
«Мушкетёр и феи» Владислав Крапивин 
  «Юрик, вывернув шею, все смотрел в окошко. Покачал ногой, пожалел:– Досадно только, что месяц редко такой тонкий бывает… А зато, когда потолстеет, он похож на кораблик. Я с ним играю.– Как? – удивился Джонни.– Ну… – Юрик засмущался, громко ойкнул от очередной капельки масла, потер щеку, а потом рассказал все-таки: – Это простая игра. Я спать лягу, а он из-за края окошка выплывает. Тихо-тихо так… Сперва нос, потом серединка, потом весь. Надо только головой не шевелить и смотреть одним глазом. А потом правый глаз закроешь, а левый откроешь – и месяц опять спрятался. И снова потихоньку показывается…»

 
«Голубятня на жёлтой поляне» Владислав Крапивин

  "… лунки — это простая игра. Надо выкопать ямки — столько ямок, сколько человек играет. В один ряд, в цепочку. Потом по этим лункам кто-нибудь пускает мячик. В чьей лунке мячик остановится, тот его хватает, кидает вверх и кричит: «Штандер!» Такое слово специальное. А когда мячик о землю стукнется, тот его снова ловит и бросает в кого-нибудь. А все, конечно, разбегаются, пока он не крикнул «штандер»…"

  
«Тень Каравеллы» Владислав Крапивин
   «Тень нашей каравеллы скользила по океанам. Еще в тот вечер, когда я впервые поставил каравеллу на ладонь, Павлик сказал: -Ты не шурши ею по карте, держи ближе к свету. Пусть на карту падает тень. Там, где ляжет тень от бушприта, - там мы, значит, и плывем. Я придвинул каравеллу к лампе, нацелив бушприт на мыс Доброй Надежды. Тень нашей каравеллы темной бабочкой легла на Индийский океан...» 

 
«Что Кейти делала?» Сьюзан Кулидж
  "… они предложили посидеть в тени и поиграть «в стихи» — их любимая игра, где нужно было поочередно читать стихи, начинающиеся с того слова, на котором остановился предыдущий играющий."«Все стихи были прочитаны, и Кейти предложила поиграть в „Слово и вопрос“. Они с Кловер часто играли в эту игру дома, но для некоторых других она была совсем новой.Каждой девочке дали листок бумаги и карандаш и попросили написать насамом верху листка какое-нибудь слово, затем загнуть бумагу и передать сидящей слева.» 

 
«Маленькие женщины» Луиза Мэй Олкотт
  "– А помните, когда вы были совсем маленькие, вы играли в «Странствия пилигрима»? Как вы радовались, когда я вместо котомок привязывала вам на спину свои старые сумочки, а на головы надевала шапки! Потом в одну руку вы брали по палке, а в другую – свиток бумаги. И пускались в странствие по дому. Начинали с подвала, это был Разрушенный город, и добирались до крыши – там у вас был Небесный град.– Да, здорово! – тут же отозвалась Джо. – Мы проходили мимо Львов, вступали в битву с демоном бездны Аполлионом, а потом попадали в Долину гномов.– А мне больше всего нравилось, когда мы сбрасывали с себя котомки, и они скатывались вниз по лестнице, – сказала Мег.– А я всегда ждала, когда мы поднимемся на крышу. Там мы становились рядком между цветов, кустов и разных красивых вещей; нас освещало солнце, и мы пели хором."

 
Продолжение следует...

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Комментировать при помощи: